27-01-2021 09:14

"И свеча бы не угасла": урок памяти, посвященный 76-летию жертв Холокоста и советских военнопленных

27 января — Международный день памяти жертв Холокоста. День памяти во всем мире. День, когда советские войска 76 лет назад освободили узников концлагеря «Аушвиц» Освенцима, который находился в Польше.

Холокост — непривычное греческое слово с двумя толкованиями: всесожжение, жертвоприношение.

Катастрофа еврейского народа, потерявшего каждого третьего своего соплеменника в годы Второй мировой войны, стала нравственной трагедией всего цивилизованного мира.

Целый народ стал жертвой продуманного до мелочей, проведенного с неимоверной жестокостью и с использованием плана тотального народоубийства.

Механизм уничтожения евреев и коммунистов был впоследствии распространен нацистами на всех, кто оказывал малейшее сопротивление на оккупированных территориях СССР. По разным оценкам на территории СССР погибли от 2 до 2,5 млн. евреев. Помимо евреев к уничтожению попали и русские, поляки, украинцы и другие национальности, неугодные немцам по социальным сословиям. Рижское гетто, Бабий Яр в Киеве, Панарами в Вильнюсе, Девятый форт в Каунасе, а также в лагерях смерти.

Сколько раз за свою историю наша страна стояла на грани, но все-таки не было для неё испытания более страшного, чем Великая Отечественная война, а для нашего района — чем фашистская оккупация с июля 1941 года. В первые дни оккупации немецко-фашистское командование начало жестокую расправу с мирным населением. Их вооруженные команды разъезжали по району. В районе осталось проживать 17 еврейских семей, всего немцами было уничтожены 51 человек. Введение нового порядка в Локне гитлеровцы начали с создания еврейского гетто в поселке. За порядком в гетто следили сами фашисты. Все узники должны были жить в одном барачном помещении. Они обязаны были носить на груди и спине шестиконечные звезды. Ежедневно под конвоем гитлеровцев их выводили на тяжелые работы: восстановление железной дороги, рытьё траншей и установление проволочных заграждений. Более сильные рыли котлованы за деревней Данилово. Но не долго продолжало существовать еврейское гетто в Локне. Холодным февральским вечером (2 февраля 1942 года) все узники были погружены в машины и вывезены в Данилово в здание МТС. И вот как рассказывает об этом Александр Филановский, чудом оставшийся в живых в ту страшную ночь со 2 на 3 февраля:

«При наступлении немецких войск на пос. Локня в июле 1941 года наша семья эвакуироваться в советский тыл не успела и осталась проживать в пос. Локня. Кроме нашей семьи в пос. Локня оставались ещё 13 еврейских семей. С захватом п. Локня немцами моей матери предложили зарегистрироваться в комендатуре. На учёт там же были взяты и остальные еврейские семьи. Месяца через полтора после прихода немцев все еврейские семьи были сселены в один дом к нам. У всех были произведены обыски, отобрали коров, оставив на 14 хозяйств только 2-х коров. Евреев немцы гоняли на разные работы.

Так мы прожили до 2-го февраля 1942 года. Вечером 2-го февраля 1942 г. часов около 8 к нашему дому подъехал автобус и одна грузовая автомашина. В них находились несколько немцев. Они вошли в дом к нам, проверили по списку всех проживающих в доме людей, а затем предложили всем одеться и садиться в автобус. Приказано было забрать всех детей, больных и стариков. Больную гр-ку Кубланову и гр-ку Рабинович немцы вынесли и положили на автомашину. После погрузки автобус и грузовая машина отвезла людей в Данилово за пос. Локня к зданию Локнянской МТС. Там предложили всем сойти с автомашины и автобуса, завели всех в дом, а затем по списку по два человека стали выводить на улицу. Мы догадались, что нас привезли на расстрел, но нам никто ничего не говорил, зачем нас везут и что с нами будут делать. Когда очередь дошла до меня, то меня вызвали с братом Моисеем 16 лет. Мать и двоюродную сестру увели раньше.

Нас с братом вывели за сарай МТС. Там мы увидали вырытую большую яму. Нам предложили встать на колени, лицом к яме, и несколько немцев выстрелили в нас из револьверов. Я и брат упали в яму. Пуля прострелила мне шапку, но в голову не попала. Я упал с испугу. В яме были ранее расстрелянные. Я отполз в угол ямы и там притаился. После привели двух моих братьев и тоже расстреляли. Затем расстреляли и всех остальных. Я лежал в углу ямы и не выдавал себя в том, что остался жив. После расстрела немцы подошли к яме и засыпали её комьями земли и снегом, а затем ушли. Когда всё стихло я потихоньку выбрался из ямы и стал пробираться в с. Павлово. Выбираясь из ямы, у меня снялся один валенок, и я босой добирался до ближайшей деревни. В одной деревне у одного колхозника я выпросил валенки. Он мне их дал и посоветовал пробираться в советский тыл. Я послушал его и пошел по направлению к Плоскошинскому району, где мне сказали, стоят части Красной Армии. В Плоскошь я пришел 10 февраля 1942 г., где действительно были уже советские войска.

Всего немцами 2 февраля 1942 г. были расстреляны 37 человека евреев и один цыган, которого немцы посадили к нам в автомашину по пути из тюрьмы. Имя и фамилию этого человека я не знаю».

 

Из рассказа А. Филановского был восстановлен список погибших евреев, казненных нацистами в 1941-1942 г.г.:

Аксельрод Роза, мать

Аксельрод Валя, дочь, 2 года

Эпштейн София, мать Аксельрод Розы

Березин Григорий Григорьевич, 12 лет

Зеликфельд Лев

Зеликфельд Рахиля, жена

Зеликфельд Абрам, сын, 14 лет

Зеликфельд Рая, дочь, 10 лет.

Звягина Бейля Иосифовна, мать, 54 года

Звягин Хаим Борухович, сын, 17 лет, казнен в 1941 г.

Иоффе Залман, отец

Иоффе Вита, мать

Иоффе Шура, сын, 17 лет

Квартерников Афроим, отец

Квартерникова Сора Иосифовна, мать

Квартерникова Фрида Афроимовна, дочь, 20 лет

Колоницкий Арон Яковлевич, отец

Колоницкая Елизавета, мать

Орлов Семен, 7 лет, приемный сын Колоницких

Кубланова

Майрович, отец, 72 года

Майрович Дора, дочь

Майрович, сестра отца

Минц Мария, 10 лет

Рабинович Абрам, отец

Рабинович Мария, мать

Рабинович Соня, дочь, 16 лет

Рабинович Ноя, сын, 12 лет

Рубин, отец

Рубина, мать

Рубина Евгения, дочь, 25 лет

Рубин Ося, сын Евгении, 4 года

Соминский Захар, 65 лет

Филановская Зинаида Яковлевна, мать, 24 года

Филановский Валерий, сын, 3 года

Филановская Нина Савельевна, мать, 39 лет

Филановский Григорий, сын, 15 лет

Филановский Моисей, сын, 16 лет

Цвик Яков, повешен в 1941 г.

 

А. Филановский: «Был под расстрелом и я, но мне удалось избежать смерти. Более подробных данных о расстрелянных я сказать не могу, так как до прихода немцев я знал их мало и познакомился с ними только после того, как они были вселены немцами к нам в дом. У всех евреев по приказанию немцев были нашиты спереди и сзади шестиконечные звезды в качестве отличительного знака о том, что это есть еврей. Удалось ли кому еще спастись от расстрела, я не знаю. Когда я вылезал из ямы, ни стонов, ни криков слышно уже не было».